Լրահոս

Եվրոտեսիլի առաջին եզրափակիչը ավարտվել է Ռուսաստանի, Հայաստանի և Ադրբեջանի միջև սկանդալով

 

Ивета Мукучян развернула запрещенный флаг, а от Лазарева потребовали гарантий геям…

 

7a8970616_5557434 mk.ru-ը գրում է .  Судя по овации в зале (а есть такой неформальный метод статистики – громкость аплодисментов), тремя очевидными фаворитами первого полуфинала евроконкурса, прошедшего на Globe Arena в Стокгольме 10 мая, стали Австрия, Россия, Армения.
Именно в такой последовательности и с достаточно видимым (точнее – слышимым) отставанием последней от первых двух! Для наблюдателей все это стало даже некоторым откровением. Остальные исполнители были вполне взаимозаменяемы, но фортуна улыбнулась венгру Фредди, мальтийке Ире Лоско, азербайджанке Самре, голландцу Дуе Бобу, хорватке Нине Кралич, Габриэле из Чехии и хардовой группе с Кипра Minus One.

При всех претензиях снобисткой критики к музыкальной вторичности песни, ее псевдостраданию и сценографическому «армагеддону», мало кто сомневался в Сергее Лазареве с номером You Are The Only One. В официальном твиттере конкурса, задача которого не критикантски брюзжать, а позитивно настраивать, рассыпались даже филиппикой о «покорении этой постановкой новых высот на «Евровидении».

А вот австриячка Зоя с франкоязычной песней Loin D’ici («ДалекО-далЁко») при всей кукольной трогательности и музыкальном изяществе вирша не ходила в очевидных лидерах. В воздушном, нарочито женственном платье она чем-то походила образом и сценической манерой на Полину Гагарину и совершила такой же, как Гагарина в прошлом году в родной для Зои Вене, рывок в космос зрительского признания, которое не предсказывал ни один прогноз.

Нежным личностным посланием о «рае, что не место, а состояние души», искренностью, в которую нельзя было не поверить, она тронула сердца публики. Плюс, конечно, совершенно роскошная и действительно модная музыка, та, которая в трендах, а не из сундука перелицованных сто раз прежних хитов поп-данса начала века. Впрочем, на букмекеров, которые очень резво отреагировали, скажем, на репетицию номера «1944» участницы еще только грядущего второго полуфинала Джамалы, восторженная реакция публики на Зою не произвела пока никакого впечатления – она все еще на 15 месте в общих видах на финальный евроурожай.

Зато Армения с Иветой Мукучян, экспрессивно и даже эротично нахлынувшей на сцену не то что «Волной Любви» (Lovewave), а форменным цунами страсти, буквально растолкала своими выразительными ногами пятерку фаворитов, выпихнув оттуда Австралию с тщедушной Дами Им. Однако теперь не очень понята истинная причина возбуждения у букмекеров – то ли само выступление, которое было действительно убедительным и хорошим, то ли устроенный певицей скандальный демарш в финале телетрансляции.

А Ивета учудила собственно то, что не давало в последние недели покоя многим горячим головам (особенно в России и в Украине) из-за «разъяснений ЕВС» о флагах на конкурсе. Когда выяснилось, что теперь (после прошлого скандала с флагом Косово, возмутившем Сербию) разрешены только официальные флаги стран, признанных ООН, те, кто хотели помахать чем-то другим (вроде флагов Крыма, ДНР, ЛНР, Северного Кипра, или крымско-татарским с трезубцем, не говоря о чем-то еще) впали в невероятное расстройство, будто лишились смысла жизни и требовали бойкотировать конкурс, который почему-то не хотел лишать себя «внеполитической ориентации». Пока отчаянные буянили, Ивета тихой сапой пронесла на площадку флаг Нагорного Карабаха (из того же списка «запрещенных к показу»), и в самый неожиданный момент, когда в грин-руме все делегации предавались безмятежной радости во время оглашения результатов, развернула полотнище спорной территории перед камерами.

hatuk vomanc hamar

У руководства конкурса, надо полагать, отвисли челюсти. Ни дня без скандала! Только отдышались от выходки Анастасии Стоцкой, дисквалифицировав ее из российского жюри за шалости с «Перископом», и тут, понимаешь, новый удар не заставил себя долго ждать.

При всех симпатиях в мире к Армении (из-за геноцида 1915 года), именно западные журналисты на пресс-конференции десятерых счастливчиков после полуфинала, задали Ивете вопрос – зачем она это сделала? – с интонацией, едва скрывавшей раздражение. Ответ артистки в официальный отчет о мероприятии, разумеется, не вошел, поэтому «МК» приводит его полностью.

— По правде говоря, я ожидала этот вопрос, — заявила певица без грани смущения, на такой же эмоциональной волне, с какой только что говорила о «роскошном конкурсе, спасибо всем, кто его сделал, не забуду его до старости», и продолжила — Вы не должны забывать, что я представляю свою страну. Она мое сердце, моя душа, мои чувства и эмоции. Когда этот конкурс смотрят 150 миллионов человек, мои мысли, разумеется, с моей родиной. И я хочу призвать, сообщить всем – я всего лишь желаю мира на границах! Именно поэтому я и песню свою написала — Lovewave. Это то, что происходит у меня внутри. Я живу в Германии, я армянка, но я человек мира, я так выросла и воспитана, поэтому я хочу, чтобы был мир и была любовь. Вот почему я подняла этот флаг…

Нельзя сказать, что журналисты всецело разделили праведный пафос эмоциональной артистки, кто-то аплодировал, кто-то неодобрительно покачивал головой. Шумно реагировала на происходящее, разумеется, делегация Азербайджана. Надо же было им столкнуться в одном полуфинале!

Когда у ведущего пресс-конференции очередь дошла до поздравлений и вопросов азербайджанской участнице Самре, то вопрос, предусмотренный по регламенту для национальной прессы, превратился в патетический спич журналиста о том, что «ООН признает т.н. Карабах неотъемлемой территорией Азербайджана, а Европейский вещательный союз должен теперь дать принципиальную оценку произошедшему безобразию».

Ведущий не знал, как остановить разгоревшийся скандал. Долго усаживал журналиста, а, когда усадил, обратился к Самре: «Может, хотите что-то сказать?». Бедная девочка в ужасе моргала глазами с полминуты, пока собралась с мыслями: «Евровидение» посвящено музыке, так и должно оставаться!». Овация зала давала понять, что пресса с этими словами полностью солидарна.

Тем временем, ЕВС, так быстро отреагировавший на «выходку» Стоцкой с трансляцией заседания российского жюри, пока не выступил ни с каким заявлением по поводу инцидента с флагом. Возможно, с утра скандал получит продолжение…

***

Так как делегации Армении и Азербайджана сидели по разные стороны длинного стола с десятью финалистами, то между выяснением их отношений в начале и в конце пресс-конференции сочным радужным мазком вклинилась Россия с Сергеем Лазаревым, Филиппом Киркоровым и традиционным вопросом о судьбе геев в России, без которого не обходится ни одно «Евровидение» с тех самых пор, как еще бывший мэр Лужков решил разгонять потешные гей-парады, не говоря уже про позднейшие «милоновские» времена с их антигеевскими руладами, не только возмутившими, но изрядно напугавшими толерантную европейскую публику и поставившими принципиальный вопрос о возможности ехать в Россию конкурсу, который официально декларирует свою приверженность «принципам свободы, равноправия, уважения достоинства, человеческого разнообразия и нетерпимости к дискриминации».

На этот раз вопрос вызвался, как назло, задавать журналист в розовой кофточке. Киркоров метнул недобрый взгляд. «Розовой кофточке» дали микрофон. «Украинский канал «24», — представился журналист. Ни его вопрос, ни ответ Лазарева тоже не вошли в официальный отчет о мероприятии, поэтому приходится «МК» восполнять и этот пробел.

— Вы один из фаворитов конкурса, и не исключено, что «Евровидение» вернется в Москву на следующий год, — начал журналист с констатации очевидного и дальше повернул сюжет в нужное русло, — Большинство аудитории «Евровидения» боится ехать в Россию из-за ваших антигеевских законов и растущей гомофобии в стране. Что вы на это скажете?

Ну, что мог сказать на это г-н Лазарев? Я – гей и с вами солидарен? Только в страшном сне такой ответ ему приснится. А все, что мог сказать, он уже сказал в веренице интервью, которые раздает здесь каждый день налево и направо. Мол, много спекуляций и слухов, закон сам не читал, но «гей-жизнь в России есть». На этой «новости» журналисты ехидно прыснули, потому как гей-жизнь есть, конечно, и в Иране, и в Северной Корее, раз так создан человек… А Сережу уже несло: «Во всех городах есть гей-клубы, можете даже прогуглить и увидите, как их много!».

Не знаю уж, гуглили по его совету журналисты что-то, но лучше бы не гуглили. А то потом Сереже будет неудобно… Особенно по поводу «всех городов». Далее наш фаворит заявил, что «если «Евровидение» приедет в Россию, это очень поможет гей-сообществу». Журналисты тут же вспомнили, что «Евровидение» один раз уже приезжало в Россию, и откуда тогда свалился всем на голову Милонов?

Закончил Сергей свою речь уже просто росчерком плакатного пера:

— Я конечно не могу предсказать будущее, победит ли Россия снова, я только молюсь за это, как и все россияне. Все в России любят «Евровидение», мы хотим принимать его у себя! И мы сделаем все в лучшем виде. Вы будете чувствовать себя в безопасности в нашей стране. Если мы что-то делаем, то делаем это отменно!..

Что ни слово, то перл, особенно про «молящихся россиян», которые, помнится, еще недавно, когда была женщина с бородой, публично молились, чтобы «сия чаша сатанинского ада миновала святую Русь».

Жирную точку в рекламном ролике о том, как счастливо живется геям в России, поставил Киркоров знаменитой фразой г-на Мутко: «We promised you from bottom of our hearts!» («Обещаем вам от самых глубин своего сердца!). И тут уже все катались по полу. Мы – от аллюзии с министром спорта, западная пресса — от забавного слова bottom, которое помимо прочего означает одну из позиций в сексе. Кто хочет узнать, какую – может прогуглить…

Միացեք մեր ֆեյսբուքյան էջին և հետևեք ամենաուշագրավ նյութերին


Կիսվիր ընկերներիդ հետ

Կայքում տեղ գտած մտքերն ու տեսակետները հեղինակի սեփականությունն են և ոչ միշտ են համընկնում ՀԻՆԳ.am-ի խմբագրության տեսակետների հետ:

Загрузка...

Հրապարակող՝

armhing

armhing